Теневые механизмы: рецензия на фильм «Куратор»

 Теневые механизмы: рецензия на фильм «Куратор»

Осенью 2015 года в подмосковном Красногорске застройщик Амиран Георгадзе расстрелял первого заместителя городской администрации, главу местных электросетей, коллегу и случайного прохожего. На следующий день после убийства четырех человек бизнесмена нашли мертвым в частном доме в деревне Тимошкино. По версии следствия, Георгадзе покончил с собой. Мужчину, отстраненного от кормушки госзаказов, прозвали «красногорским стрелком». «Куратор» дебютанта Петра Левченко начинается с титра, сообщающего, что фильм художественный вымысел, основанный на реальных событиях.

Областной центр Кузнецкий — вылитый Красногорск, отличается лишь название. В собственном кабинете убит мэр города Игорь Хохлов. Убийца — Димур Кавсадзе, занимающийся коммерческой застройкой бизнесмен, тесно связанный с администрацией Кузнецкого. В последнее время все госзаказы проходят мимо него, а фирма предпринимателя медленно, но верно идет ко дну, погрязнув в долгах.

На теперь уже покойного главу города всем плевать. Через его труп в мешке спокойно переступают или же двигают его в сторону, когда он мешает открыть дверь. Заносите нового! Правда, возникла проблемка: нужно в срочном порядке искать преемника. Да еще нужно поговорить с Димуром, зачем он только устроил весь этот концерт? Нервы, что ли, сдали?

Александр Данилин (Юрий Цурило) — негласный куратор, посредник между бизнесом и властью. Именно ему полагается в подобных ситуациях находить правильные решения и успокаивать коррумпированных чиновников и предпринимателей. Правила игры никак не меняются, сейчас в кресло главы города посадим правильного человечка и заживем, как прежде. Кавсадзе прекрасно понимает, что Данилин — главный человек в городе, поэтому он сам обращается к нему за помощью, желая навсегда покинуть эти края.

«Куратор» кино удивительное: практически лишенное слов, но раз за разом вынужденное иными средствами пояснять происходящее. Например, в официальном синопсисе картины сказано: «Причиной трагедии стала стройка, которая как опухоль разрастается вокруг Кузнецкого, являясь источником выгоды для властей и местных застройщиков. Она «пожирает» свободные земли, души людей и даже то, что, казалось, существует вне закона выгоды — семью. Стройку не могут остановить ни смерти людей, ни здравый смысл…» Никакого контекста режиссер не дает, без знания «истории красногорского стрелка» и прочтения длинного описания фильма разобраться в том, что же на самом деле происходит на экране, невозможно.

В фильме ни на минуту не смолкают средства массовой информации: в машинах все обязательно слушают радио, а дома смотрят телевизор. Из новостей летят фрагменты информации об убийстве мэра города и статусе начавшегося расследования, но если следить только за куратором и пешками на его шахматной доске, общественного беспокойства после вроде бы резонансного убийства нет.

Левченко, выступающий также и автором сценария, додумывает реальные события, вводит в них персонажа, давшего название картине. Кто он? Человек молчаливый, но свое дело знающий. Никакого начальства над ним нет, советов он не слушает, сразу же знает, что делать. Можно предположить, что бывший спецслужбист. Но в парадигме абстрактного кино он выступает в качестве неопределенного зла, могущественного кукловода. Люди вокруг него — лишь тени, случайно выведенные им на значимые позиции. Выходит на редкость безжизненное полотно, лишённое надежды на какие-либо изменения.

Изредка в кадре появляются очертания строек и уныло месящие бетон мужчины в касках. Жильцов не видно, город словно бы умер. Пасмурная погода, серые пейзажи, лужи и грязь — страшная тоска. Только от нее одной можно отправиться на тот свет. Если верить синопсису, то нескончаемая огромная стройка сожрала все живое, выкачала все соки из людей, превратив Кузнецкий в огромного бетонно-кирпичного монстра. Левченко все эти большие и важные мысли о всей России дает намеками или даже полунамеками.

Любимый план молодого оператора Евгения Родина — затылок Юрия Цурило. Сколько в нем складок, как идеально вписывается в мертвый пейзаж безликого города! Цурило — прекрасный актер, но знаменит, в первую очередь, центральной ролью в исторической драме Алексея Германа-старшего «Хрусталев, машину!». В сторону подобного художественного языка метит начинающий режиссер, но увы, созданный им мир не настолько вещественен и проработан, его Кузнецкий — любой российский город и в то же время никакой из них.

«Куратор» — кино реалистичное, снятое на основании совсем недавних событий, пытающееся говорить о фактических современных проблемах. Только почему-то произнести вслух эти мысли некому, приходится пользоваться эзоповым языком. Кузнецкий давно уже вымер, и уже слишком поздно пытаться растрясти это болото.

Фото: www.kino-teatr.ru / https://www.kino-teatr.ru/video/3795/start.jpg

0
Поделиться:

Максим Ершов

Подписаться
Уведомление о
guest
0 - КОЛИЧЕСТВО КОММЕНТАРИЕВ
Inline Feedbacks
Смотреть все комментарии