Лидер поневоле. О Ламаркусе Олдридже, карьера которого вчера завершилась

 Лидер поневоле. О Ламаркусе Олдридже, карьера которого вчера  завершилась

Бахнуло как-то внезапно. Вот вроде бы только что Олдридж был частью бруклинской Империи Зла, заставлял ностальгировать по ушедшим временам во время олдскульной битвы с Таджем Гибсоном в яблочном дерби. А вчера взял и ушел из баскетбола. Проблемы с сердцем, к сожалению, совсем никак не совместимы с профессиональной карьерой. Дальше будет текст, во многом наполненный грустью.

В последние годы Олдридж уже не оказывал никакого влияния на лигу и на баскетбол в целом, но свой поход за титулом в любом качестве он однозначно заслужил. Уверен, что он войдет в историю как великий игрок своего поколения. Да чего там – уже вошел. Несмотря на то, что в лучшие годы конкуренцию ему составляли такие уникальные и по-своему неповторимые тяжелые форварды, как Блэйк Гриффин и Кевин Лав, именно Ламаркуса Олдриджа хотелось провозгласить наследником властелинов ушедшей эпохи Тима Данкана, Кевина Гарнетта и Дирка Новицки.

Олдридж, думаю, многое доказал и показал. Например, что он способен быть самым настоящим лидером сильной команды, безо всяких там «дайте мне сильных партнеров, а иначе, ну сами понимаете». Да, в итоге он ушел из родного «Портленда», и ушел не слишком красиво, но случилось это намного позже, чем могло случиться. До прихода в лигу Дэмиана Лилларда, и во время его первого сезона, Ламаркус долго думал, зачем ему вообще нужны вот эти героические выходы в плей-офф и не очень героические вылеты в первом раунде. В чем их смысл? Любовь толпы – понятно, а дальше-то что?

Но вот прошло какое-то время, и Олдридж был уже всем доволен, договорившись с Николя Батюмом и Дэмианом Лиллардом о создании своего большого трио с трехочковыми бросками и лучшими болельщиками в мире. Где вы еще найдете суперзвезду такого уровня, находящегося в расцвете своих сил, все требования которого по улучшению состава команды были бы удовлетворены лишь прогрессом второгодки, играющего на одной половине площадки, и французского универсала Николая Батюленко/Андре Киритюма? Сейчас, наверное, нигде, разве что вот самого Лилларда взять.

Разумеется, не только преданность родной команде и орегонским березам делают Ламаркуса Олдриджа продолжателем славных традиций и главным лицом позиции четвертого номера нашего времени. Кстати, иногда мне в голову приходят мысли о том, что могло бы быть, если бы «Чикаго», выбравшее Олдриджа на драфте 2006 года под вторым номером, не обменяло бы его на Тайруса Томаса и Виктора Хряпу. Тогда, наверное, не было бы никакого Роуза (хотя никто не знает точную температуру шариков на драфт-лотерее 2008 года), но даже без него пара Олдридж-Ноа в свое время наверняка разрывала бы весь Восток и имела бы не самые маленькие шансы в противостоянии с «Майами». Если кто не помнит, Ноа в свое время входил в первую пятерку НБА и бы по-настоящему элитным игроком в своей узкой роли пасующего берсерка. Наличие в команде такой силищи под кольцом, как Джоаким, позволило бы Олдриджу сразу же, как говорил классик, заработать несколько экспириенсов и получить левел-ап.

Это не просто гипотеза, а почти что аксиома, достаточно вспомнить что случилось с Олдриджем, когда рядом с ним появился Робин Лопес. Тогда он еще не пытался бросать трехочковые, но уже любил сутуловато-угловато толкаться у кольца. Олдридж тогда расцвел так, как, возможно, от него никто не ожидал. Больше половины сезона 2013/2014, аккурат до неприятной травмы, он почти на равных боролся за звание MVP с Кевином Дюрэнтом (выдавшим лучший индивидуальный сезона за последние лет десять) и Леброном Джеймсом (просто лучшим баскетболистом лиги последних десяти лет). Он так и не начал на постоянной основе играть ближе к кольцу, но зато окончательно убедил всех сомневающихся в том, что ему это и не нужно, причем Олдриджу это убеждение далось с куда большим трудом, чем в свое время Новицки.

Олдридж прекрасен еще и тем, что был хорош везде – и в медленном классическом баскетболе Нэйта Макмиллана, и в быстром революционном урагане Терри Стоттса. Да чего там – даже когда изверг Попович начал проделывать над ним всякие непотребные опыты, заставляя играть на чужой позиции, Олдридж почти не опускался ниже привычного высочайшего уровня. А уж если появлялась возможность постучать мячом об пол справа от кольца – так и совсем замечательно все становилось.

По поводу «Сан-Антонио» и того, был ли ошибкой уход из «Портленда». Думаю, что был. Да, за четыре года у Поповича он сыграл больше матчей в плей-офф, чем за всю предыдущую карьеру, выиграв в три раза больше серий (три и выиграл). К сожалению, «Сперс» уже не были той командой, куда он хотел перейти – на самом деле, не были они ей и в сезоне 2014/2015. Случились два неплохих похода, но в 2016-м мечты разбились о лебединую пронзительную песню «Оклахомы», а в 2017-м вы и сами помните, что было. Заза и Кавай были. По большому счету, та травма Кавая в первом матче финала конференции против «Голден Стэйта» надолго выбросила «Сан-Антонио» из числа сильных мира сего. Олдридж уже не был тем человеком, чтобы остановить этот процесс, а новых супергероев ему не завезли. Карьер-хай по очкам (56) он оформил именно в Техасе, но об этом никто не помнит.

Олдридж мог бы стать для «Портленда» легендой вроде Билла Уолтона и Клайда Дрекслера, но не стал. Он мог бы выиграть чемпионат в сильной команде в роли второй звезды, но не выиграл. Его карьера пошла наперекосяк с самого начала, ведь он должен был играть в предполагаемой супердинастии, главными лицами которой были бы Брендон Рой и Грег Оден, а Олдридж планировался в качестве звезды на подхвате. Эта команда могла перекрасить баскетбольное небо в красный и черный, но пионерский отряд, который так очаровывал всех во второй половине прошлого десятилетия, не смог без потерь влиться во взрослую жизнь. Оден так и вовсе не запомнился в качестве игрока НБА. Не знаю, нужно ли упоминать то, что Олдридж, Рой и Оден втроем сыграли в НБА всего 62 матча, выиграв из них 50, но я уже это сделал.

Олдридж – очень тихая суперзвезда. В отличие от тех же Данкана, Гарнетта и Новицки, да даже и Гриффина с Лавом, он не должен был становиться лидером команды согласно изначально выбранному плану. Помазанником Божьим на орегонской земле был Рой, а Олдридж – лишь великим князем и ближайшим соратником. Но ситуация изменилась, родина позвала, и он не только откликнулся, но и с достоинством выдержал эту тяжелую ношу. Хотел ли он этого? Судя по тому, что он довольно быстро и с удовольствием скинул бремя лидерства на блестящего Лилларда, не так уж и хотел. Возможно, вообще никогда не хотел, о чем и говорит его переход в «Сан-Антонио», где он никак не должен был быть главной звездой. Но иногда лидером приходится стать, даже если ты и не был для этого рожден – пусть на время. У Олдриджа это получилось прекрасно, ведь именно в роли главного лидера команды он провел своей лучший сезон 2013/2014, где были скандирования «MVP» и убийство «Хьюстона» в первом раунде (та самая единственная выигранная серия за «Портленд»).

Очень хочется завершить этот текст фразой вроде «он еще не сказал своего последнего слова», но нельзя. К сожалению, сказал. Совершенно не вижу Олдриджа ни в качестве тренера, ни в качестве генменеджера, поэтому, вероятно, он выпадает из нашего поля зрения примерно навсегда. Думаю, позабудем мы его нескоро.

Изображения: Sam Forencich/NBAE via Getty Images, youtube.com, wordpress.com

0
Поделиться:

Павел Хрусталев

Подписаться
Уведомление о
guest
0 - КОЛИЧЕСТВО КОММЕНТАРИЕВ
Inline Feedbacks
Смотреть все комментарии