Девиз новой немецкой тренерской школы: гибкость, видеоанализ и саморазвитие

 Девиз новой немецкой тренерской школы: гибкость, видеоанализ и саморазвитие

Немецкая тренерская школа — достаточно ярко выраженный феномен (конечно не настолько, как в Голландии, где почти все команды играют по системе 4-3-3). Ее формирование описывал немецкий журналист «Гардиан» Хенигштайн в книге «Немецкая машина футбола». В ней он интересным языком рассказывает о том, как Германия пришла к победе на Чемпионате мира 2014 года. И, в частности, описывает формирование новой тренерской школы, которая стала залогом этого успеха.

О таком явлении как новая немецкая тренерская школа действительно можно говорить, поскольку ей можно противопоставить старую. В 90-е годы, например, в Бундеслиге мало говорили о тактике, в том числе, и тренеры. Причем не только на пресс-конференциях, но и на тренировках. После матчей они говорили в основном о психологии. «Нам не хватило менталитета победителей», — так звучало стандартное объяснение поражения. В обратной ситуации звучало что-то типа: «Мы были крепче духом и поэтому вырвали победу».

Фото: media.metrolatam.com / https://media.metrolatam.com/2020/08/23/alemanes-6653743381fc532a83ac0bfade304bbe-1200×600.jpg

Но тогда же в 90-е годы произошла любопытная история. Тогда еще мало кому известный тренер Ральф Рангник на спортивном ток-шоу неожиданно для всех начал разговаривать о тактике. Для наглядности он принес с собой доску и начал на фишках разбирать отдельные эпизоды. Это вызвало реакцию отторжения. Над Рангником даже смеялись. Тренеры старой школы говорили, что все это ерунда и чушь, которая никому на самом деле не нужна.

Что любопытно, Ральф Рангник во многом находился под влиянием Валерия Васильевича Лобановского. Выступая за любительский немецкий клуб, ему довелось играть против киевского «Динамо», которое регулярно проводило свои сборы в Германии. И позднее он вспоминал, что уже после пяти минут игры, вбрасывая аут, он остановился, чтобы пересчитать количество динамовцев. «Мне казалось, что на поле у них 13-14 человек», — настолько поразил Рангника интенсивный прессинг киевлян. После этой игры он старался посещать сборы команды Лобановского, наблюдал за тренировками, вел конспекты.

Фото: static.ua-football.com / https://static.ua-football.com/img/upload/18/24adfd.jpeg

И именно визионер Рангник стал той фигурой, которая оказала наибольшее влияние на формирование новой немецкой тренерской школы. В начале 2000-х Германия осознала, что находится в кризисе и начала перестройку своей футбольной системы. Менялась не только структура подготовки молодежи, но и тренеров. Сейчас она представляет собой многоступенчатую пирамиду. Программа обучения включает в себя и теоретическую часть, и практические занятия. Через эту систему, так или иначе, прошли все молодые специалисты, добившиеся успеха — и Клопп, и Тухель, и Нагельсман. Они, как и Рангник, поначалу подвергались критике (Мехмет Шолль едко прозвал их «лэптоп-тренерами»), но постепенно своими результатами добились признания, а наставники старой волны, такие как Шааф и Магат, сейчас мало кому интересны.

Виктор Скрипник, также прошедший ступени этой пирамиды, рассказывал, что, даже выдав тренерскую лицензию, немецкий футбольный союз продолжает поддерживать контакт с выпускниками, отправляя им специализированные журналы, приглашения на семинары и т.п. Такая форма повышения квалификации хорошо проявляет себя на деле, позволяя следить за развитием специальных навыков. Кроме того, представители новой тренерской школы продолжают сохранять связь и взаимно влиять друг на друга.

Можно проследить эволюцию от Ральфа Рангника и Юргена Клоппа, которые повлияли на Томаса Тухеля, а тот, в свою очередь, — на Нагельсмана. Уже есть тренер, на которого повлиял и сам Нагельсман — это Матараццо, возглавляющий «Штутгарт». Но при всем этом подход к тактике в Германии более гибкий, чем в Голландии, и нельзя сказать о доминировании какой-то схемы. Скорее наоборот, тот же «Лейпциг» не использует в своей игре какой-то базовой схемы, а комбинирует различные блоки, создавая необходимую в каждый конкретный момент структуру. Эксперт программы «Тотальный футбол» Роман Шаронов, комментируя игру «Лейпцига», настаивал, что говорить о схеме при игре команды Нагельсмана невозможно — она может защищаться низким блоком, прессинговать по всей ширине поля и при высокой линии защиты, а в атакующей фазе имеет несколько вариантов как под быстрые, так и позиционные атаки.

Причем к тренерам новой волны относятся не только молодые специалисты. Хансу-Дитеру Флику и Кристиану Штрайху, например, по 55 лет. Объединяющей всех этих специалистов чертой является умение адаптироваться и под состав, и под соперника (яркая иллюстрация — работа Тухеля в ПСЖ), при этом не нарушая основные идеи, на которых строится игра собственной команды. Помимо тактической гибкости общим для тренеров новой формации является стремление к постоянному самосовершенствованию. Как только Клопп остановился в своем развитии, у него начались проблемы в «Боруссии».

При этом тренеры новой школы не пытаются быть лучшими во всех компонентах и отвечать в клубе за все. Классический пример — подход Клоппа, который приглашает в свой штаб лучших специалистов по отдельному аспекту – питанию, стандартам, мотивации. При этом, разумеется, сам тренер обязан быть хорошим менеджером. К тому же многие из наставников новой волны и сами умело руководят развитием конкретных футболистов. Тот же Нагельсман особенно хорош в этом. Руди, который в «Хоффенхайме» при нем дорос до сборной, рассказывал, что Юлиан разбирал с ним множество видео с различными игровыми эпизодами, наглядно объясняя, в чем тот должен прибавлять. Постоянный видеоанализ (в том числе тренировочного процесса) — вообще важнейшая часть работы специалистов новой школы.

Помимо улучшения игровых характеристик футболистов, насмотренность дает такой же эффект, как шахматистам – знание конкретных позиций. В прошедшем сезоне Нагельсман, часто оказываясь в критической ситуации, когда его команда играла из рук вон плохо и план на игру не работал, в перерыве вносил такие коррективы, что второй тайм получался категорически иным, и «Лейпциг» спасал эти крайне неудачно начавшиеся матчи.

Если обобщать, современная немецкая тренерская школа — это сплав таких противоречивых, казалось бы, идей, как контроль Гвардиолы и прессинг Клоппа. Игра команды строится вокруг натренированных комбинаций и перемещений игроков и мяча, а прессинг служит для создания таких моментов. Особая роль выделяется работе без мяча в разных фазах. От игроков требуется умение заставить соперника ошибиться и понимание, где это нужно сделать, чтобы движение после прессинга сразу перетекало в наигранные атакующие взаимодействия. Так это работает в идеальном случае.

Ханс-Дитер Флик, с одной стороны, тоже представитель новой немецкой тренерской школы, с другой — уникум, потому что он прошел необычный путь. Он получил свою тренерскую лицензию достаточно давно, но, тем не менее, никогда не переставал учиться — у Лева в сборной Германии, а также наблюдая работу Гвардиолы в «Баварии», Клоппа и Тухеля в «Майнце» и Дортмунде, — и много перенимал у этих специалистов. Опыт работы в немецком футбольном союзе дал ему понимание функционирования современной системы подготовки тренеров, а недолгое пребывание на позиции спортивного директора в «Хоффенхайме» дало возможность в упор наблюдать за работой Нагельсмана.

Так что, будучи даже представителем более старшего поколения, Флик не утратил желания учиться, что позволило ему войти в ряды тренеров новой волны. Став главным тренером «Баварии», он продемонстрировал навыки отличного психолога и современного тактика. С одной стороны, очевидна идея, которая лежит в основе его футбола — высокий прессинг, постоянное давление на соперника, умение атаковать как через центр, так и через фланги с очень активной игрой крайних защитников, — но при этом «Бавария» в каждом конкретном матче идеально подстраивается под соперника. После не очень удачных первых минут как с «Барселоной», так и с «Лионом» Флик перестраивает игру, дает указание крайним защитникам играть менее авантюрно, так что соперник перестает создавать опасные моменты. И в этом смысле Флик — безоговорочно представитель новой тренерской школы. Потому что он сочетает конкретную тренерскую идею, то, как он видит игру свою команды, с умением адаптироваться к возникающей на поле ситуации и конкретному сопернику.

Что характерно, Нико Ковач, несмотря на то, что он моложе Флика, куда более консервативный тренер и в меньшей степени представитель новой немецкой волны, о которой мы говорили. И уволен был, в том числе из-за недовольства футболистами его тренировочными методиками, которые были слишком старомодными. Флику в «Баварии» сперва дали доработать до конца первого круга, потом до конца сезона. Но уже весной было очевидно, что он остается в команде надолго.

Фото: i.dailymail.co.uk / https://i.dailymail.co.uk/1s/2019/11/15/20/21068562-0-image-a-29_1573848823983.jpg

4
Поделиться:

Сергей Кривохарченко

Подписаться
Уведомление о
guest
0 - КОЛИЧЕСТВО КОММЕНТАРИЕВ
Inline Feedbacks
Смотреть все комментарии