Бог не Тимошка. Доминик Тим пал в битве со Шварцманом

 Бог не Тимошка. Доминик Тим пал в битве со Шварцманом

Доминик Тим, выиграв меньше месяца назад свой первый титул Большого Шлема, ехал в Париж с большими надеждами. Он очень упорно готовился к возвращению после пандемии, поэтому имел все основания рассчитывать на то, что сил на два подряд суперуспешных турнира ему хватит. Так и было до четвертого круга, точнее, даже до середины третьего сета четвертого круга. Совершенно неуместный на грунте Чилич был бит, опасный вроде бы норвежец Рууд упакован красной подарочной ленточкой, и вот настал черед молодого француза Юго Гастона. Первые два сета сложились удачно для австрийца, но потом началась какая-то чертовщина. Таинственный молодой человек совсем загонял Тима укороченными ударами, изобретательно затащив фаворита в пятый сет. Теперь теннисный мир знает, что слово Гастон может быть не только именем (олдскульные фанаты Гаудио, вам отдельный привет в этом чате), но и фамилией. Доминик смог выжить, но дух испустил почти весь.

Дух этот, надо сказать, Тиму был очень нужен, потому что впереди был четвертьфинал с Диего Шварцманом, одним из самых горячих грунтовых игроков по состоянию на данный момент. С самого начала игры стало ясно, что нервов будет очень много, а исход может оказаться абсолютно любым. Футбольный маэстро Юрий Розанов в таких случаях обычно говорит, что идет игра на три результата, но в теннисе ничьих не бывает, так что результата могло быть все же два. Каждый из первых четырех сетов имел потенциал стать обособленным матчем, как по насыщенности драматургии, так и по продолжительности. Меньше часа партии не игрались принципиально, и даже когда казалось, что исход сета решен, в дело вмешивались какие-то потусторонние силы и принудительно устанавливали счет 5:5, который имел место в каждом из четырех первых сетов.

Удивительно, что Тим вообще имел возможность выиграть матч в четырех сетах, если вспомнить, что уже во второй партии он временами выглядел настолько уставшим, что его координация и очень странный выбор ударов вызывали справедливые вопросы, а тот ли, мол, это принц, которого мы собираемся короновать. Воля и характер Тима, к которым нет никаких вопросов, находились в явном разладе с возможностями организма. Шварцман это чувствовал, и именно поэтому он раздал истошный крик, сначала не подав не третий сет при счете 5:3, а потом не приняв на него же при счете 5:4. Он даже сказал своей команде после одного из розыгрышей, что вот сейчас я упустил подачу не на сет, а на весь матч, хотя счет по сетам был всего лишь 1:1. Диего, оставив привычную политкорректность, таким образом во всеуслышание заявил, что Тим в нынешнем состоянии ни за что не выиграет два сета подряд, если его получится дожать в сете третьем.

Не получилось, третий сет Шварцман проиграл. После этого Тим из состояния просто очень уставшего человека перешел в режим Боромира, в которого уже попала оркская стрела. Поняв, что играть в затяжной тактический теннис с Диего с такими проблемами невозможно, Тим с самого начала четвертой партии пошел в атаку, в арифметической прогрессии увеличив как количество активно выигранных мячей, так и число невынужденных ошибок. Стабильности не было совсем никакой, особенно подводил вроде бы коронный обратный кросс с форхэнда. Зато были моменты чистой гениальности, и в первую очередь, конечно, отыгранный тройной сетболл на подаче Шварцмана. Обводящий удар через коридор в самый угол при счете 30:40 и последовавшее за ним восстановление баланса в счете вроде бы должны были окончательно психологически сломить Шварцмана. Тим сделал все, чтобы завершить партию в четвертом сете, из последних сил порхал и жалил, но все же не смог выиграть пару самых важных очков на тай-брейке. В тот момент, когда Шварцман сравнял счет по сетам, и матч укатился в пятую решающую партию, стало ясно, что австрийская песенка допета до конца, и повтора припева уже не будет. Так и вышло – поначалу Тим еще трепыхался, но потом проиграл четыре гейма подряд и пошел весело болтать с Диего у сетки, поздравляя того с победой.

Текст вышел слишком сконцентрированном на Доминике Тиме, его проблемах и состоянии, но он это заслужил. Чего уж там, парень только что выиграл US Open, до этого два года подряд выходил в финал в Париже, сейчас был одним из главных фаворитов – на ком же еще сосредотачиваться, если не на нем? Тем более что теперь, вероятно, он возьмет большую паузу в выступлениях. Да, темпора мутантур, и Тим уже не тот, что прежде, когда заявлялся на три турнира за месяц.

Что же Шварцман? Сложности Доминика были вызваны не только внутренними обстоятельствами, но и внешними, которые создавал как раз Диего. Пусть аргентинец не настолько яркий игрок, как Тим, на грунтовых кортах он умеет практически все. Уж сколько раз Тим вроде бы должен вдолбить мяч в землю, поймав Шварцмана на силе и точности удара, но всегда для Диего это был сущий пустяк. Сложнейшие удары он не просто тащил, как придется, но и отвечал глубокими ударами, после которых развить атаку было уже невозможно, разве что начать новую. Причем делал это Диего весь матч, и даже на шестом часе игры казалось, что он еще только разминается.  Шварцман – уникальный игрок. Вот вроде бы классический невысокий грунтовик (Киргиос бы выразился иначе, но не будем о грустном), играющий на задней линии и достающий все мячи на свете. Но это только на первый взгляд. Шварцман действует по всему корту и удивительно часто для теннисиста столь невысокого роста ходит к сетке и делает это крайне успешно. А еще говорят, что участие в парных матчах только отвлекает сильных теннисистов-одиночников от главных соревнований! Где бы еще Диего научился так играть у сетки, если бы не играл в паре.

Самое поразительное, что Шварцман так и не сломался, все-таки сумев выиграть матч. Ломался-ломался, чокерил и задыхался в важные моменты, но все же сумел собраться и выдать главную победу в карьере в том же стиле, в котором Джеймс Бонд совершал свое первое убийство. Максимально нервно, с потными подмышками и безо всякого изящества. Кому оно нужно, изящество это. Вот Димитров в теннисном плане состоит из него чуть более, чем полностью – и куда оно его привело?

Диего не просто выиграл матч, он сделал гораздо больше – утвердился в статусе элитного теннисиста. О нем и раньше говорили, что он может многое, но то дождь помешает, то Леонардо Майер выдаст матч жизни, то кепка слетит – словом, чего только не случалось. Теперь же Шварцману предстоит играть в полуфинале Ролан Гаррос против Рафаэля Надаля. Сложнее задачки придумать трудно, и тот факт, что Диего только что обыгрывал Властелина Песка и Глины на римском Мастерсе, вообще ни о чем не говорит. Обыграть Надаля на грунтовом турнире not named RG – это не такая уж штука, какой может показаться. За последние годы это делал и Тим, и Циципас,  и даже Фоньини. Только вот пять сетов, корт имени Филиппа Шатрие и магия последних пятнадцати лет  – это совсем другое дело. От Диего никто ничего не ждет, если получится выиграть сет, будет уже неплохо. Тот самый классический случай, когда терять совершенно нечего, зато победа даст абсолютно все.

Изображения: https://images.prismic.io/fft-rg-commun-news/dfd78ecd-3856-461d-9b12-5cda7538ba64_20201006_RG_CD_9016_web.jpg?auto=compress,format; https://images.prismic.io/fft-rg-commun-news/8cfb426a-4d5d-4d53-8436-fa96633fac96_20201006_RG_CD_8830_web.jpg?auto=compress,format.

1
Поделиться:

Петр Ножкин

Подписаться
Уведомление о
guest
0 - КОЛИЧЕСТВО КОММЕНТАРИЕВ
Inline Feedbacks
Смотреть все комментарии